Библиотека русской поэзии
На главную
Стихи автора

Василий Курочкин - Дилетантизм в литературе

1

ВОЛЬНОЕ ПРЕЛОЖЕНИЕ ОТВЕТА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ОБЩЕСТВА ЛЮБИТЕЛЕЙ
РОССИЙСКОЙ СЛОВЕСНОСТИ НА ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО Г-НА СЕЛИВАНОВА

Привет мой вам, сочлен новоизбранный!
Любители Словесности Российской
Высокой честью, сделанной вам ныне, -
Принятьем в члены, признают _законность_
Той отрасли словесности, которой
Вы представителем являетесь меж нами.

Да, в обличительной словесности я вижу
Явление _законное_, сказал я,
_Необходимое_, скажу, усугубляя,
И, так сказать, _отрадное_ явленье.
Она не есть пустое раздраженье
Отдельных лиц, но, я заметить смею:
Скорбящее она самопознанье,
Глубокий стон из сердца и - осмелюсь
Произнести - народной подоплеки!

Но, к сожаленью, должен я заметить,
Что в обличительной словесности я вижу
Еще одно печальное явленье,
_Хотя оно естественное тоже_.
Таков закон, начертанный природой!
Мы, например, всё зло от самохвальства
Официального здесь признаем открыто
И... продолжаем в наших заседаньях.
Она - едва возделанная отрасль
Словесности - выходит из границы
И очень часто дерзость беззаконья
Свободою законною считает!

(Обращаясь к г-ну Селиванову.)

Я _вам_ упрек _высказываю_ смело,
Затем... что _вы_ ему не _подлежите_. 
Да, клеветы в журналах и газетах
(Я говорю о "петербургских" только)
Мы, государь мой, видим беспрестанно.
Я привести пример себе позволю:
Один весьма младой повествователь
Изобразил в своем повествованьи
Судебное и подлинное дело.
Он романист - не следователь просто, -
И в повести выводятся не только
Откупщики, чиновники и судьи,
Но жены их, и дети, и внучата.
Какое он имел на это право,
Писатель-клеветник, писатель-сплетник? 

Пусть в повести имен нет настоящих,
Пусть даже всей губернии известно,
Что откупщик бездетен, что чиновник -
Положим, N - женат ни разу не был
И что судья - вдовец уже три года;
Пусть будет так. Но _все ли_ это знают?
Но _сказано_,  что все они женаты,
Что все они детей имеют - _ergo_:
В губерниях Иркутской, Енисейской,
В Шпицбергене, на Ледовитом море,
У полюса - за правду это примут!

По-моему - нет клеветы гнуснее
И отвратительней - сказать себе позволю.

И что ж? Почет и знаки одобренья
Писателя младого увенчали!
Я сам читал - обед публичный в клубе
Ему был дан торжественно - за оный
Поступок, стоящий иного награжденья:
Позорного столба общественного мненья!

По чести, я судил поступок строго,
Но пощажу хвалителей романа
И автора к столбу не поведу...
Хотя в душе мне и прискорбно очень:
Так молод он и так уже порочен!

Ах! нет у нас литературных нравов,
Затем что мы весьма недавно пишем 
И вместо дела споры только слышим
О том, чей город краше и милее
И чей язык пригоднее для фразы.
Ах! нет у нас литературных нравов!
А то б на все подобные явленья
Я отвечал улыбкою презренья.

Я указал, сочлен новоизбранный,
На терния и вредные растенья,
Которые недавно засорили
Словесности Российской вертоград, -
Вам, государь мой, смело указал я -
Вы чужды их: вы деятель достойный...
Они для вас как бы не существуют.

Я остаюсь затем при убежденья,
Что только гласность может всё исправить.
Помолимся Перуну и Даж-богу 
И всем иным славянским божествам,
Дабы они писателям внушили
Порочных типов только очертанья,
Без всякого прикосновенья к жизни,
И я тогда, и все довольны будут,
Не скажут нам, что меч словесный правды
Мы в клеветы кинжал преобразили -
И в отрасли словесности, которой
Вы представителем являетесь меж нами,
Мы добрые узрим плоды, конечно,
Которые в руках достойных ваших
Должны созреть, конечно, и созреют. 

1860